Стереосуггестия

Сте́реосугге́стия (лат. suggestio — сугге́стия, внушение; др.-греч. στερεός — объёмный, пространственный) — внушение, осуществляемое в гипнотическом или трансовом состоянии посредством визуальной и слуховой стимуляции, основным принципом которого является разграничение подаваемой информации в различныеполушария мозга в соответствии со спецификой их функционирования.

История

Эффект стереосуггестии был открыт в конце 2006 года американским практикующим гипнотерапевтом Алексом Мэтсоном. На протяжении всей своей карьеры он применял в своих сеансах собственные идеи аппаратных технологий гипноза и экспериментальным путём вышел на интересный факт: при введении человека в состояние гипноза посредством подачи различной информации на левые и правые визуальные и слуховые рецепторы, в соответствии с функциями правого и левого полушарий мозга, эффективность его сеансов и терапий улучшалась на 35 %. Главным инструментом такой двусторонней подачи информации явились автостереограммы, исполненные в динамическом трехмерном режиме.

На основе явления стереосуггестии началось развитие нового направления гипноза, которое получило название «стереогипноз». Развитие его происходило максимально локально и секретно, при этом начало популяризации стереогипноза планировалось к 2011 году. К настоящему же времени в США разработки сеансов автогипноза на основе эффекта стереосуггестии получили статус дорогостоящего эксклюзива, что строгим образом тормозит всяческие попытки копирования и широкого распространения. Этим также объясняется то, что в данный момент у явления не существует четко оформленной оппозиции.

Объективные доказательства

Считается, что во время сеансов стереогипноза человек теряет связь между двумя полушариями мозга, словно в результате физической операции по рассечению полушарий, со всеми вытекающими отсюда возможностями. На современном этапе не существует однозначного объяснения явлению стереосуггестии, что возводит его в статусфеномена. Доказательства при этом вытекают только из экспериментальных наблюдений и статистических данных. В настоящее время ведутся исследования и поиски объективных доказательств явления, и до сих пор не известно, как закодирована информация, которую считывают правое и левое полушария, а также как происходит процесс считывания. В настоящее время существует предположение, что это происходит через образные ряды, а не на уровне словесно-логических структур. Поэтому и в стереосуггестивных сеансах доминирует использование образов.

Предпосылки

Роджер Сперри и его открытие

В середине 50-х годов XX века несколько американских исследователей и врачей нашли необычный способ лечения безнадежных случаев эпилепсии. Речь шла о таких тяжелых эпилептических припадках, которые сопровождались потерей сознания и судорогами, следующими один за другим, при этом они не поддавались лекарственному лечению и быстро приводили больного к инвалидности. В основе таких судорог лежит круговой принцип: патологическая (эпилептическая) электрическая активность, возникнув в одном полушарии мозга, распространяется на другое полушарие по многочисленным нервным связям, которые эти полушария соединяют. А когда такой эпилептический приступ охватывает второе полушарие, он по тем же связям поддерживает и усиливает исходный очаг в первом полушарии. Они усиливают друг друга до тех пор, пока тяжелый эпилептический приступ не истощит на какое-то время всю электрическую энергию мозга. После этого все начинается сначала, причем каждый предыдущий приступ облегчает возникновение следующего. Американцам пришла в голову простая идея: разъединить правое и левое полушария головного мозга, разорвать нервные связи между ними, чтобы предотвратить систематические распространение эпилептических разрядов на весь мозг. Полушария соединены миллионами нервных волокон, которые передают информацию из одного полушария в другое и образуют так называемое мозолистое тело — белесоватую плотную массу, создающую как бы мост между двумя полушариями. Такая операция была произведена на нескольких больных, она действительно облегчила их страдания и одновременно привела к крупнейшему открытию, удостоенному в 1980 г. Нобелевской премии. Её получил Роджер Сперри.

Функциональная асимметрия мозга

После первых исследований Роджера Сперри и его коллег, проведенных на лицах с расщепленным мозгом, стало общепризнанным, что в организации любой психической функции принимает участие как левое, так и правое полушарие мозга, но при этом каждое из них вносит свой специфический вклад: с механизмами левого полушария тесно связано логико-знаковое мышление, а с механизмами правого — образное. В этом заключается явление функциональной асимметрии мозга.

Согласно концепции В. С. Ротенберга, «левое полушарие из всего обилия реальных и потенциальных связей выбирает немногие внутренне непротиворечивые, не исключающие друг друга, и на основе этих немногих связей (в идеале — стремление только к одной, но очень сильной) создает однозначно понимаемый контекст. В основе этого контекста лежит установление однозначных причинно-следственных отношений между предметами и явлениями. Благодаря однозначному контексту достигается полное взаимопонимание между людьми в процессе их деятельности. Однозначность обеспечивает также логический анализ предметов и явлений, последовательность перехода от одного уровня рассмотрения к другому. При этом все остальные связи, способные усложнить и запутать картину, сделать её менее определенной и внутренне противоречивой — все эти связи безжалостно отсекаются. Такая аккуратно подстриженная под машинку логического мышления картина мира является уже не картиной в полном смысле этого слова, а моделью, удобной в обращении. Все школьное образование в условиях западной цивилизации направлено на скорейшее формирование у человека однозначного контекста левополушарного мышления. Правое полушарие занято прямо противоположной задачей. Оно „схватывает“ реальность во всем богатстве, противоречивости и неоднозначности связей и формирует многозначный контекст. Прекрасным примером такого контекста являются сновидения людей с целым мозгом. …этот пример… адресуется к внутреннему опыту каждого человека. Всем нам, наверное, знакомо ощущение беспомощности, когда проснувшись после яркого и личностно значимого сновидения, мы пытаемся его пересказать, чтобы передать свои от него ощущения. И с удивлением обнаруживаем, что, хотя мы ясно помним его во всех деталях, при пересказе ускользает что-то важное, причем не только от слушателей, но и от нас самих. То, что мы способны выразить в словах, является лишь бледной тенью, скелетом того, что мы действительно видели. И дело не в том, что нам не хватает слов, а в том, что не удается передать в словах тот многозначный контекст, который формируется обилием пересекающихся связей между его отдельными образами. Речь, во всяком случае, речь не поэтическая, принципиально не предназначена для передачи и выражения такого контекста, поскольку строится по законам левополушарного мышления».

Эксперименты Стивена Миллера

Мозг устроен таким образом, что если зрительная информация предъявляется слева (в левое поле зрения или слуха), то она поступает в правое полушарие, а если она предъявляется справа (в правое поле зрения или слуха), то она попадает в левое полушарие. При целостном мозге информация, в какое бы полушарие она ни поступила, в доли секунды передается по мозолистому телу в противоположное полушарие. Но что происходит, когда мозолистое тело рассечено? При поступлении в левое полушарие, информация легко осознается. Если же она поступает в правое полушарие, то поведенческая реакция человека может быть адекватной, но он не может объяснить причины своего поведения, то есть он не осознает поступившей информации.

Похожий эффект возникает с человеком под воздействием стереосуггестий. В рамках одного из исследований, проводимых Стивеном Миллером и его помощниками, когда человеку внушали, что он находится в лесу, полном грибов, он вел себя в полном соответствии с заданной ситуацией, так, как будто собирал грибы. Он не осознавал, что в действительности находился в уютном офисе, с мебелью, техникой и цветами в горшках; однако он с успехом обошел столы и стулья, не наткнулся ни на одну из стен и после возвращения в нормальное состояние сознания ничего не смог рассказать о своем поведении в гипнозе, о своем странном, но целостном, целенаправленном и четко организованном с учетом всех внешних препятствий, поведении. Считается, что такое поведение без участия сознания, под воздействием стереогипноза, находится под контролем правого полушария. Эта функция правого полушария неотделима от его способности быстро схватывать всю информацию и оценивать её значимость до её полного осознания. Тогда как благодаря способностям левого полушария, обеспечивающим выбор немногих высокочастотных связей из их огромной общей массы, создается возможность для последовательного анализа предметов и явлений, а также вскрытия новых закономерностей. Чтобы эти закономерности не оказались разрозненными, а способствовали формированию целостной картины ситуации или проблемы, они должны вступить в многостороннее взаимодействие с ранее установленными закономерностями. И именно внушение целостного образа позволяет выявить в стереогипнозе уникальные возможности, о которых сам человек не догадывался.

Литература

  • Пирогов А. Г. Гипноз — феноменология повседневности. — Пермь, 2008.